09 ноя 19:17Культура

Песни борьбы и протеста - 1. Какую песню цитировали Мартин Лютер Кинг и президент Джонсон?

загрузка...



Песни, о которых я хочу рассказать, были написаны в разное время, в разных странах, на разных языках и по разному поводу. Однако все они, так или иначе, превратились в популярные гимны социальной борьбы, звучащие во время забастовок, митингов и акций протеста. Причём, попав в бурлящую народную стихию, эти песни нередко трансформируются — в них меняются слова, мелодия и даже первоначальный посыл.
Песни борьбы и протеста - 1. Какую песню цитировали Мартин Лютер Кинг и президент Джонсон?
Мартин Лютер Кинг на митинге Фото: Источник Начну я с американской воодушевляющей песни «We Shall Overcome» («Мы преодолеем», или «Мы должны победить»). Её легко разучить, ведь мотив здесь чрезвычайно прост, а слова предельно ясны. Каждый куплет начинается с повторяющейся строчки и заканчивается одним и тем же рефреном.
Мы должны победить, мы должны победить,
Однажды мы должны победить.
О, глубоко в сердце, я верю —
Однажды мы должны победить.
Мы будем идти, взявшись за руки,
Мы будем идти, взявшись за руки,
Однажды мы будем идти рука об руку.
О, глубоко в сердце, я верю,
Однажды мы победим…
Показательно, что только в одном куплете неопределённое «однажды» сменяется конкретным «сегодня»:
Мы не боимся,
Мы не боимся,
Сегодня мы не боимся…
Среди русскоязычных версий текста у нас больше всего известен эквиритмичный перевод С. Болотина и Т. Сикорской, однако он слишком вольный.
Всё преодолеем,
Всё преодолеем,
В мире нет преград для нас!
В сердце своем
Верим и ждем —
К цели мы придём в свой час! Страх для нас неведом,
Страх для нас неведом,
Смерть грозила нам не раз.
В сердце своем
Верим и ждем —
К цели мы придем в свой час! Правда — наша сила,
Правда — наша сила,
Это стяг в борьбе для нас!
В сердце своем
Верим и ждем —
К цели мы придем в свой час…
Саму историю песни «We Shall Overcome» простой не назовёшь. Хотя бы уже потому, что слова и музыка песни, судя по всему, имеют разное происхождение. Большинство исследователей полагают, что текст берёт свои истоки в церковном гимне начала XX века под названием «I'll Overcome Some Day» («Я когда-нибудь преодолею»). Автором выступил чернокожий пастор методистской церкви Филадельфии — Чарльз Альберт Тиндли (1851−1933), который положил свои слова на мелодию ещё более старого католического гимна «O Sanctissima».
Текст был опубликован в 1901 году и предварялся эпиграфом из Послания к Галатам (6:9): «Делая добро, да не унываем, ибо в свое время пожнём, если не ослабеем» (в другом переводе — «Так не будем поддаваться усталости, делая добро, и тогда, если не сдадимся, в надлежащее время пожнём урожай»). После чего шло 6 куплетов, где Тиндли убеждал, что, если вы доверитесь Иисусу и не позволите злу сбить вас с пути, то однажды одержите победу.
Этот мир — одно великое поле битвы,
Где сосредоточены все силы;
И если я не сдамся в своём сердце,
То однажды одержу победу…
С этой версией согласны далеко не все. Например, Исайас Гамбоа, написавший целую книгу об истории «We Shall Overcome», убеждён, что главным источником этой песни является ещё один религиозный гимн — «If My Jesus Wills», сочинённый в 1930-е годы Луизой Шропшир, руководительницей церковного хора в Цинциннати. Слова этого гимна («Я преодолею, я преодолею, однажды я преодолею. Если мой Иисус пожелает, я верю, что когда-нибудь преодолею») гораздо ближе к тексту «We Shall Overcome», чем версия Тиндли. Не говоря уже о мелодии, которая у Тиндли совершенно другая. Тут надо сказать, что мелодически «We Shall Overcome» больше всего похожа на старинную негритянскую песню XIX века «No More Auction Block For Me». Например, Боб Дилан признавался, что тоже вдохновлялся этим мотивом, когда сочинял свой музыкальный хит «Blowin 'in the Wind». Более-менее внятная история «Мы победим» началась в октябре 1945 года, когда работники табачной фабрики, расположенной в г. Чарлстон (шт. Южная Каролина) организовали пятимесячную забастовку. Большую часть бастующих составляли чернокожие женщины. Одна из них — Люсиль Симмонс — для поддержания духа протестующих предложила каждый день завершать акцию совместным исполнением песни с уже знакомым нам запевом, но с несколько другим названием — «I Will Overcome» («Мы победим»). В это же время в штате Теннесси существовала т.н. «Highlander Folk School» — своеобразная школа для взрослых, где готовили профсоюзных лидеров. Это было одно из редких мест на американском юге, где чёрные и белые американцы могли общаться и сотрудничать на равных. Музыкальный руководитель «Highlander» — Зильфия Хортон — услышала «I Will Overcome» лично от Симмонс, разучила её и популяризовала среди учащихся.
Уже от Хортон песня попала в репертуар знаменитого фолксингера — Пита Сигера. В 1947 году певец наконец-то опубликовал её текст в «Вестнике народных песен» 1947 года — правда, в несколько изменённом варианте. Во-первых, Сигер заменил «I Will» на «We Shall» (мол, так удобнее петь), во-вторых, добавил два собственных куплета. Следующим человеком, внёсшим свой вклад в популяризацию «We Shall Overcome», стал Гай Караван, который занял пост музыкального директора «Highlander» после смерти Хортон. Пишут, что он тоже внёс кое-какие правки в текст.
Песня особенно пригодилась в феврале 1960 года, когда четверо чернокожих студентов отказались уходить из магазина, где их отказались обслуживать из-за цвета кожи. Скандал перерос в массовый протест. В «Highlander» тут же был организован протестный комитет, на заседании которого Караван разучил со студентами «We Shall Overcome». В июне того же года певец выступил с этой песней на фолк-фестивале в Ньюпорте. Однако массовым гимном борьбы против социальной, религиозной и, прежде всего, расовой сегрегации «We Shall Overcome» стала 28 августа 1963 года, когда состоялся т.н. «марш на Вашингтон». Более трёхсот тысяч человек собрались на мемориале Линкольна, чтобы заявить о своих гражданских правах. Именно там Мартин Лютер Кинг произнёс свою знаменитую речь «У меня есть мечта». И именно там фолк-певица Джоан Баез исполнила «We Shall Overcome» перед всей огромной аудиторией.
В том же году Баез издала свою версию песни на сингле. В США запись достигла только 90-го места, зато в Британии добралась до 26-го. Не забыл эту песню и Кинг — он упоминал её строчки в своей последней проповеди 31 марта 1968 года. А когда в апреле негритянского лидера убили, толпа пела «We Shall Overcome» на его похоронах.
Да что там Кинг! В 1965 году песню цитировал даже президент США Линдон Джонсон, выступая перед Конгрессом.
Позже «We Shall Overcome» звучала в рядах противников апартеида, борцов за независимость Бангладеша, «левой» молодёжи Западной Германии… Песню продолжают петь и в XXI веке. В 2006 году она стала заглавным треком фолк-альбома Брюса Спрингстина, за который он получил «Грэмми». А в 2010-м «We Shall Overcome» записал Роджер Уотерс в знак протеста против израильской блокады Сектора Газа. Также в 2018 году завершилась тяжба по поводу авторских прав. Казалось бы, какие могут быть авторские права у такой песни? Ан, нет! Когда, упомянутый выше Исайяс Гамба решил снять документальный фильм об истории «We Shall Overcome», то неожиданно обнаружил, что за использование песни надо заплатить. Оказалось, что в 1963 году песня была зачислена аж на четырёх авторов: Зильфию Хортон, Гая Каравана, Пита Сигера и Фрэнка Гамильтона (который с Сигером сотрудничал).
Справедливости ради, надо сказать, что Сигер никогда не называл себя автором песни, а все деньги от роялти шли в некоммерческий фонд той самой школы «Highlander», выдающей гранты на образовательные программы для чернокожих. По словам певца, они решили зарегистрировать права, чтобы это не сделал кто-то другой — алчный и нечистоплотный.

В конце концов, справедливость восторжествовала. Суд постановил, что мелодия и первый куплет «We Shall Overcome» отныне являются общественным достоянием и могут использоваться кем угодно и где угодно. Продолжение следует…

Добавить комментарий
Ваше Имя:
Ваш E-Mail:
Код:
Кликните на изображение чтобы обновить код, если он неразборчив
Введите код:
Партнеры